Часть 2

Я в восторге от того, какие сочные
Твои пухленькие железы молочные!

ххх

Был день тосклив. Гонимы ветром,
Кружились листья в хороводе.
А ветер пел, и я с приветом –
Бил сапогом тебя по морде.
И в лужу грязную стекала
Слюна и кровь из губ разбитых.
Чтоб больше ты не занимала
В трамвае мест для инвалидов.

ххх

Вот это ЗАД! Вот это сила!
Какая мощь сокрыта в нем.
Она бы Пентагон свалила,
Разочек перданув по нем.

ххх

Ты в черной комбинации,
Ты в синем маникюре,
А я сижу в прострации
В раздумиях о нации,
О чуде девальвации,
Коррупции, инфляции,
О цикле менструации,
О чердаке и рации,
А также революции
И о ночной поллюции.
Вот так. Оденься, дорогая,
И без тебя хуйня такая!

ххх

Иметь иль не иметь? – Вопрос!
Иметь! Вот правильный ответ!
Имейте всё и в глаз, и в нос,
И высшей правды в мире нет!
Пускай философы грешат
Поносом мысленных отрыжек,
А мы имеем всё подряд –
До жопы, носа и подмышек.

ххх

Осень, осень, бесконечный
Дождик писает в окошко.
У тебя сломалась брошка –
Ты расплакалась и злишься,
Я молчу и улыбаюсь,
Развалившись на диване.
У меня такое мненье,
Что к плохому настроенью
Не имеет отношенья
Поломавшаяся брошка.
Просто нынче день такой:
Серый, мутный и больной.
Просто нынче у тебя
Разболелась голова
И заныла поясница.
И предстал вдруг пред тобой
Нашей областной больницы
Грязный общий туалет,
Вечно мокрые матрацы,
Санитары-педерасты,
В жопу пьяные врачи,
Санитарки-лесбиянки,
Вонь и полчища клопов!
Не волнуйся, дура, просто
Менструальный цикл приперся!

ххх

Смотри, какая красота – по небу тучи
Неторопливо так пиздрючат.
И с неба капает вода,
А ты расхристалась, манда!
Ты мне такую красоту
Не смей испортить кислой рожей.
И поэтичность настроенья
Похерить нудностью своей.
Не хочешь больше пить – не пей!
Но не скули, и на мозги  мои не капай,
Не рань мне душу грязной лапой,
В тебе нет тонкости полета,
И эстетичности души,
И мир твой внутренний – болото!
Еще по сто? А, хочешь? – То-то!
А с неба падает вода
И поэтичность остужает.
Душа покоя жаждет, но не знает.
Какой тут, к дьяволу, покой,
Когда связался, вот, с тобой.
А в небе – ох уж эти тучи –
Они пиздрючат и пиздрючат,
И что им, тучам, в небесах?
Искать себя в твоих глазах?
Ну что ты вылупилась, дура!
Пойди поспи, посци, покакай,
Но только рот закрой – не каркай!
Смотри какое небо, тучи,
И жизни радуйся ебучей,
И улыбайся всякий раз,
Когда смотрю я на тебя,
Что б поэтичная душа
Возликовала, вознеслась,
А то – гляди – получишь в глаз.
И будешь ныть, что я тебя,
Мол, не ценю и не люблю,
Но знай, что станешь ныть – убью!
Люблю, но удавлю любя.
Такая, деточки, хуйня!

ххх

Нет в жизни счастья – и не надо.
Завяли кустики акаций,
Пропал бесследно друг Гораций,
Ты мне по-прежнему не рада,
А я тебе – как прежде рад.
Меня, как прежде, не смущает
Твой гордый вид и строгий взгляд,
И твой костюм из серой замши,
И твои бритые виски,
И твои потные подмышки.
Люблю любовью безответной
И чахну, сохну, но зато
Когда-нибудь я обниму
Твое податливое тело
И покусаю, как хорек,
Соленый, тверденький сосок.

ххх

Прошла любовь, завяли листья.
Я, насмехаясь над судьбой,
Бреду осенним разносолом –
Такой вот вышел каламбур –
Я вышел вон и в нем уснул.
А жизнь меня пиздячит ломом,
Ночной горшок, не очень новый
Я подарил тебе на свадьбу,
А ты уехала такая,
Вся очень нервная и злая
В усадьбу к дяде. Дядя – поц.
Меня на нюх не переносит
И не пускает на порог.
Но он не бог, а поц, и значит
Все будет несколько иначе,
Чем дядя мыслит. Я тебя,
Пожалуй, в тундру увезу
К медведям белым и оленям.
И ты от холода хуея,
Меня попросишь непременно
Тебя согреть, но я не стану
Свое растрачивать тепло,
Что б греть тебя –
Не тот расклад,
И ты не та.
Прошла любовь, завяли листья,
И помидоры отцвели.
…А мы с тобой по тундре шли.

ххх

Сегодня дождь идет с утра,
А по двору гасает с лаем
Собачья стая,
Видно сука потекла,
И беспокоит нюх собачий.
А как же может быть иначе?

ххх

Шел нудный дождь, а за окном
Шли люди серые и злые.
А я метался по квартире,
Мечтая только об одном –
Что б ты сходила на работу,
И не мешала мне творить.
Высокий слог не терпит прозы,
И твои нюни, сопли, слезы
Меня разжалобить не в силах.
Пегас летит ко мне на крылах
И Муза в дверь ко мне стучит,
Влетит – и тут тебя увидит,
Ну и, конечно, замолчит.
А за окном все тот же дождь,
Ты не уходишь на работу,
Тебе на все плевать – ты сроду
Поэзию моей души
Не понимала, не ценила,
Не наливала, не кормила.
Ну чем же мне пронять тебя?
Душа – наждачная бумага,
Ты как убогая дворняга,
И мысли мелочны твои.
А дождь все шел, но ты спала,
И муза нынче не пришла.

ххх

Сказала грустно обезьяна,
Жеманно шлепнув по губам
Кусочком шкурки от банана:
“Кого люблю – тому и дам”.

ххх

“Я Лев! Я царь зверей!
Бегом! Всем сроиться, снимать штаны –
Я буду всех иметь!..” –
Бобер кричал, объевшись конопли.

ххх

Баба моя сегодня с похмелья
Штопает что-то: пришло вдохновенье
На улице лает сучонка безродная
Тоже мне – праздник – тьфу!

ххх

Зло в твоём имени кроется,
Прячется в нём измена,
Скажи мне, чего тебе хочется –
Я сделаю непременно.

ххх

Можешь мне не верить –
На тебя похоже,
Но не забывай, что –
Я не верю тоже.

ххх

Я люблю твоё звонкое имя,
Подари мне мгновенье, Роза!
Когда с тряпкою, на коленях –
Как прекрасна твоя поза!

ххх

Вечер, шторы укрывают
Пыльные окошки,
Там нам жёны изменяют,
Пока мы пьём пиво.

ххх

Мне вчера было очень скучно,
Я сидел в кабаке гнусном,
Пить, наверное, было не нужно,
Но не стал я с собой бороться.
Я небритым своим взглядом
Спотыкал проходящих женщин,
И я пил, будь она неладна,
Водку в пластиковом стакане.
А потом стал мешать шлюхам
Заниматься прямым делом,
Я кричал каждой бляди в ухо,
Мол, хорош торговать телом.
А потом потекла крыша:
Что творил – я не знаю точно,
Но если вспомню, где был ночью,
Я уж в этот кабак гнусный
Никогда не пойду больше.

ххх

Пришла зима, засохли мухи,
И стёкла инеем покрылись.
В снегу детёныши резвились,
И отмораживали ухи.
В домах дымились самовары,
Стонали печи и скрипели,
Крестьяне жён своих имели,
И те от этого полнели.
Детишки снежных баб катали,
Морковки им втыкали в хари,
На безобразие на это,
Из застеклённого портрета
Глазел товарищ Сталин,
Своими пышными усами
Напоминая есаула:
Не посрамил грузин аула.
А бабы по весне родят,
А те, что снежные – растают,
Детишки, – те повырастают
И вместо глупых снежных баб
Свои морковки повтыкают
В живых – туда куда хотят.

ххх

Заканчивается эпоха
Вот какая коллизия,
Отчего же мне так плохо,
Едри-т твою дивизию.

ххх

Не люблю я цветы – мимозы,
Видать судьба у меня такая,
Уж очень сильно они раздражают.

ххх

Не могу я в любовь поверить,
Когда люди такие коварные,
Впрочем, это не самое главное,
Ты куда, дрянь, водку заныкала?

Tags: , , , , , ,

Comments are closed.